fbpx
politicus.com.ua

Как Генпрокуратура чуть не отпустила Жеваго

Несколько слов о низком качестве работы Генпрокуратуры, полиции, СБУ, ГБР и НАБУ. В этот раз никакого дела Майдана и никакого Порошенко. Только «вкусное».

Самые «вкусные» преступления в Украине – финансовые. Они перебивают по масштабам даже махинации на рынках энергетики и газа. Финансовые преступления в Украине не раскрываются, а Бюро финансовых расследований еще только предстоит создать. Тем не менее, оценить масштабы мы можем уже сейчас.

В свое время только из банка «Украина» были украдены миллиарды долларов! Махинации банка, которым долгое время руководил Виктор Ющенко, уже во времена его президентства тихо замяли. А в 2008 году – с подачи НБУ тихонько спихнули проблемные активы на 60 млрд грн на подставную структуру.

https://gorod.dp.ua/news/16853

Если интересны детали, вот как Ющенко уходил от ответственности.

https://www.pravda.com.ua/rus/articles/2010/01/21/4650769/

Были также многочисленные махинации с рефинансированием или капиталом. Обороты также достигали миллиардов долларов. Но самой главной «дырой» в финансовой сфере стал вывод денег на подставные структуры. Делали это сами же владельцы банков.

Условно, схема выглядела так. Олигарх создавал свой банк, делал ему рекламу. Доверчивые граждане приносили в банк депозиты, предприятия – открывали счета. Собранные деньги олигарх выдавал кредитами сам себе. Деньги шли на развитие бизнеса, а возвращать их никто и не планировал. А «свои» менеджеры в банке делали вид, что кредит этот – самый обычный и, конечно же, живой. Но как только произошел «банкопад», все перестали разыгрывать комедию, и выяснилось: большая часть денег попросту украдена.

Дальше – несколько фактов о том, как силовики расследуют эти схемы и как восстанавливают справедливость.


Факт 1. Подозреваемые – в списке «Форбс».


Заглянем в список «Форбс» за 2020 год.

https://inventure.com.ua/analytics/articles/rejting-forbes-ukraina-2020:-top-100-bogatejshij-lyudej-strany

  • 7 место в рейтинге — Константин Жеваго, состояние $1,1 млрд. В прошлом банк «Финансы и Кредит».
  • 8 место в рейтинге — Игорь Коломойский, состояние $1 млрд. В прошлом банк «ПриватБанк».
  • 24 место в рейтинге – Дмитрий Фирташ, состояние $370 млн. В прошлом банк «Надра».
  • 41 место в рейтинге — Борис Кауфман, состояние $130 млн. В прошлом банк «Платинум».
  • 62 место в рейтинге — Виктор Полищук, состояние $220 млн. В прошлом банк «Михайловский».
  • 85 место в рейтинге — Тарас Барщовский, состояние $105 млн. Состояние построил за счет невозвращенного кредита «Дельта Банку» на сумму более 100 млн евро.
  • 91 место в рейтинге — Сергей и Александр Буряки, состояние $100 млн. Продали «Брокбизнесбанк» Сергею Курченко, оставив после себя частично необслуженные кредиты.

https://inventure.com.ua/analytics/articles/rejting-forbes-ukraina-2020:-top-100-bogatejshij-lyudej-strany

В этом перечне нет еще многих других, чье состояние оценить не удалось. Например, там нет Олега Бахматюка – владельца второго по величине земельного банка в Украине. Но ведь он есть, и деньги у него есть. Бахматюк оставил после себя миллиардные долги по мотивам деятельности банков VAB Bank и «Финансовая инициатива».

По каждому из бывших владельцев банков можно рассказывать детективную историю.

В общем итоге, государство выплатило вкладчикам банков-банкротов примерно 90 млрд грн. Лишь в очень особых случаях государству удалось вернуть эти деньги. В основной своей массе, бывшие владельцы не оставили от своих банков живого места. А многие другие бизнесмены, как Тарас Барщовский, построили свои бизнес-империи, не вернув кредиты уже «мертвым» банкам.


Факт 2. Материалов против них — более, чем достаточно.


Вот по этой ссылке вы найдете статистику 2018. Из нее видно, что

https://www.epravda.com.ua/publications/2018/11/6/642349/

А вот по этой ссылке – расшифровку таблицы. Если коротко:

  • только с 2014 года
  • только по 100 ликвидированным банком
  • были поданы 5296 заявлений о совершении преступлений
  • цена вопроса – более 400 млрд грн!
  • но уголовные дела заведены только по половине заявлений
  • а реально в суд пошел только 1%.

https://www.epravda.com.ua/publications/2018/11/6/642267/

Прошло два года, и на улице середина 2020 года. Предположим, расследования тормозила старая власть, а новая – вдохнула в них новую жизнь.

Прямой статистики у меня пока нет, пытаюсь ее добыть. Как только заведу – опубликую. Но есть некоторые моменты, которые дают представление о том, как государство преследует финансовых преступников.


Факт 3. ГПУ помогла Жеваго уйти от ответственности. И еще многим.


Владельцам 100 ликвидированных банков не повезло – их «кинули». Государство в лице Валерии Гонтаревой решило «зачистить» банковский рынок от украинского капитала, оставив на нем только госбанки, иностранные банки и нескольких избранных вроде Сергея Тигипко. Но времена Порошенко также были золотыми для бывших владельцев банков. Они могли закрыть абсолютно все вопросы на уровне правоохранителей.

Вот подробная таблица, в которой есть детали: кто, сколько и как мог украсть. В ней же и намек на то, кто «закрывал вопросы».

https://assets.documentcloud.org/documents/5753094/%D1%82%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B0-%D0%BA-%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82%D1%83.pdf

Ждать расследования финансовых преступлений во времена Порошенко было совершенно напрасно. Суды тоже не торопились рассматривать дела о финансовых преступлениях. Сначала они долго тянули, раздумывая, рассматривать все дела оптом или каждое отдельно. А потом началась судебная реформа, в судах началась рокировка, а новый Верховный суд все не торопился вырабатывать единую судебную практику. Это означало, что суды первой и второй инстанций могли принимать противоречивые решения.

Так и происходило. Например, по банку «Таврика» существуют два противоположных решения: что ликвидация законна и что она незаконна. Немного другая, но в целом схожая ситуация по «Укринбанку». Такая правовая шизофрения играет на руку бывшим владельцам банков. Они уходят от ответственности и не платят по долгам.

Но когда на выборах президента победил Владимир Зеленский, многие вздрогнули. Ведь Генеральная прокуратура создала специальное управление, которое должно было довести до суда преступления, совершенные бывшими владельцами банков. Это было при генпрокуроре Руслане Рябошапке.

Ирина Венедиктова

Однако новый генпрокурор Ирина Венедиктова одним из первых своих решений ликвидировала созданное полгода назад управление. И все его наработки – оказались напрасными. Очень символично, согласитесь.

Ну и что, спросите вы? А то, что от действий Генпрокуратуры опять выиграли совершенно конкретные люди.

Например, Константин Жеваго «слетел» с розыска в Украине, а чуть позже суд снял арест с его активов в Украине. Как следствие, под угрозой оказался дорогостоящий процесс против Жеваго, который ведет Фонд гарантирования ведет в Лондоне.

Как выяснилось, представители Генпрокуратуры просто не явились в суд, и суд на вполне законных основаниях снял аресты. Они не пришли в суд якобы потому, что Жеваго вступил с ГПУ в переговоры о добровольном урегулировании долгов. Вроде бы, все логично – в Украине договориться с органами правосудия дешевле, чем в Англии.

Но странным образом Генпрокуратура сняла Жеваго с крючка. А это уже похоже на старую добрую коррупцию. А ведь Жеваго волнуется, очень сильно волнуется. По моим данным, он уже получил в Британии письма, приглашающие к барьеру в судах. А это – серьезный знак. Не верите – спросите у Игоря Коломойского)


Факт 4. Есть способ вернуть деньги в бюджет.


По прогнозам МВФ, кризисные явления в Украине растянутся на много лет. А значит, бюджет будет испытывать хронические проблемы с наполнением.

Есть способ его наполнить. Бывшие владельцы банков совокупно остались должны минимум 90 млрд грн, которые за них заплатило государство. Но реальная сумма долгов гораздо выше, ведь Фонд гарантирования – далеко не последний в очереди должников. Самыми пострадавшими оказались предприятия, державшие деньги на счетах в банках, и владельцы депозитов свыше 200 тыс грн. Если учитывать обязательства перед этими людьми, набегут добрые 300 миллиардов.

Есть повод для переговоров. Деньги в обмен на индульгенцию от преследований. Эти деньги пройдут транзитом через Фонд гарантирования прямиком в Министерство финансов. Глядишь, не нужно будет выходить на рынок ОВГЗ.

Однако мы должны понимать, что просто так никто деньги не отдает. Значит, со стороны государства должна быть сильная переговорная позиция. А ее, как ни крути, формируют правоохранители. Прежде всего, ГПУ.

Сергей Лямец

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.